«Видеть Иисуса в глазах умирающих»

В субботу Бог дал мне возможность пойти и послужить в доме для умирающих людей. Я приняла Иисуса Христа своим Господом и Спасителем, когда мне было 15. Сейчас мне 25. За 10 лет моей христианской жизни много чего происходило, но то, что я пережила в субботу я могу назвать самым глубоким и важным днём в моей жизни после покаяния. Много лет я просила Иисуса чтобы однажды оказаться в стенах этого здания и смотреть на этих людей Его глазами. И этот момент настал..

 

Перед тем как идти служить, каждый волонтёр обязан прийти на встречу с сестрой милосердия, рассказать почему есть желание идти служить в тот или иной дом милосердия, затем получив разрешение в виде пропускного талона ты можешь идти туда, куда тебя направили. Когда я получила свой талон, я не могла успокоиться.. Это то чувство, когда ты о чем-то мечтаешь лет 10 и ты отчётливо понимаешь, что эта мечта произойдёт не "однажды", а эта мечта происходит сейчас.

 

В ночь с пятницы на субботу мне практически не спалось. Волнение, трепет и ощущение ожидания.. Со мной ехала ещё одна женщина, мы встали в 5 утра, собрались и в 6:30 утра уже были на собрании волонтёров в доме Матери Терезы. К моему большому удивлению я увидела десятки людей разного возраста со всех краёв земли. Вместе мы позавтракали, помолились и каждый в своей группе отправился в дом милосердия, в который он был записан ранее.

Я ехала в Калигат, именно в тот самый первый дом для умирающих, который Мать Тереза открыла в 1952 году. При входе мы показали свой пропускной талончик и зашли в здание. Не было ни страха, ни ощущения смерти. Моя смена была с 8 до 12 утра. Все это время я продолжала молиться внутри, а иногда и вслух.Мы попали в большое помещение, где находятся мужчины, прошли дальше, оставили свои вещи, одели фартуки и нам сказали идти стирать одежду для этих людей. На протяжении полутора часа мы стирали вручную, мы стояли в помещении, где находятся мужчины. Многие из них смотрели на нас, кто-то лежал на полу и довольно громко выкрикивал фразы на их языке. Во время стирки я познакомилась с волонтёрами, некоторые из них впервые пришли в этот дом, кто-то делает это на протяжении многих лет. Помогал мне стирать мужчина по имени Антонио, который приехал из Испании. Он рассказывал как всего несколько дней назад они подобрали с улицы нескольких женщин, которые были в очень плохом состоянии. В телах некоторых находились черви. Он говорил о том, что из этого здания практически никто не выходит, это их последний пункт назначения.

Многие умирающие не имеют имени, так как были найдены на улицах, кого-то ели крысы, они не имеют родных и поэтому они оказались здесь. Больные, иссохшие, брошенные, без имени. Я посмотрела на Антонио и спросила: "А кто этот пожилой мужчина, который на протяжении часа бреет бороды умирающим?". Он мне ответил, что этот мужчина из Испании, ему 83 года, он вдовец и на протяжении 30 лет он приезжает каждый год в Калькутту и живёт по 3 месяца здесь, чтобы служить в этом доме и в частности умирающим мужчинам. Пока я стирала вещи я видела как молодые парни на своих руках несут мужчин в уборную, убирают за ними, моют и сажают их обратно в инвалидное кресло. Пока я стирала у меня было ощущение, что перед моими глазами я вижу целое кино. Жизнь и смерть. Мне сказали о том, что когда люди здесь умирают их всегда держат за руку. Антонио сказал о том, что на стене висит доска, где написано сколько пациентов находится на сегодняшний день. 43 женщины и 50 мужчин было в субботу, но эти цифры меняются часто.. Некоторым остаётся жить лишь считанные часы.

Многие волонтёры приезжают в это место просто послужить людям, некоторые из них не знают Иисуса, а они просто служат. Все это время пока мы стирали, я делались с другими волонтёрными, которые стояли рядом со мной об Иисусе и что меня мотивирует это делать. Ощущение жизни и смерти настолько реально в этом месте, что все, что тебе хочется это говорить про Иисуса и про вечность. Что будет важно, когда однажды наша земная жизнь закончится и мы предстанем перед Ним. Что я скажу Богу, когда я буду стоять перед Ним? Какой отчёт я смогу дать за прожитые годы? Что я делала со своим временем, талантами, дарами?

 

Я смотрела в зал, где сидят эти мужчины и я просила Иисуса лишь об одном.. Видеть их Его глазами и жить свою жизнь с позиции вечности. Иссохшие, в язвах, абсолютно беспомощные и что я могу им дать? Ничего. Только Иисус способен дать надежду, а я могу на деле проявить любовь и заботу. Я думала о том, что даже неверующие люди со всеми мира непрестанно приезжают в эти места служить, в то время как верующие и знающие истину порой предпочитают свой комфортный мир, в котором не существует больных, изуродованных этой жизнью, безнадежных и больных. Опрятные, ухоженные и красивые не прикасаются к тем, кто прокажённый, грязный и забытый. Я думала о том, к чему призвана церковь. Красивые конференции, желание процветания и хорошей жизни, новые машины и дома, красивые фото после воскресных собраний. Все ли это? Есть ли что-то больше? Я думала о том, кто готов пойти и сказать этим людям, что у них есть имя? Они дочери и сыновья живого Бога, у них есть Папа на небесах и даже если их жизнь на земле заканчивается, есть Тот, кто их ждет по ту сторону реальности, Кто ждёт их на небе с распростертыми объятиями и со словами: "Добро пожаловать домой".

Постирав вещи я поднялась на крышу, чтобы их развесить. Вблизи я увидела крест, на котором написано:"Я жажду". И внутри меня звучало лишь одно, что Иисус по-прежнему жаждет.. Он жаждет в лице этих людей. Кто готов пойти и утолить Его жажду? Кто готов пойти и накормить Его? Одеть Его? Умыть Его, не боясь испачкаться и держать за руку, когда прийдет время умирать?

Я спустилась вниз, где сидели все женщины. Одна из них сидела на полу и громко кричала, её тело было в язвах. Я подошла к ней ближе, она обняла меня, а затем смотрела на меня и плакала. Я начала смотреть ей в глаза, повторяя: "Я говорю мир тебе, шалом Божий, не бойся, Иисус с тобой." Это было удивительно, потому что я говорила на своём языке, но я чувствовала, что её дух меня понимает и она успокоилась. В это время на меня смотрела другая женщина и к моему удивлению она заговорила со мной на английском. Иссохшая, без сил, но очень красивая. Я мазала её голову детским маслом и массировала её руки кремом , это делают каждый день для этих людей. В этот момент мы начали знакомиться. Она рассказала мне о своей жизни, дочерях и семье. Сказала о своей болезни. Я сидела перед ней на коленях, она сидела на стульчике, я смотрела в её глаза и беспрерывно повторяла о том, насколько она красивая, как любит её Иисус. Её звали Триптримистра. Она и я начали плакать, мы продолжали смотреть друг другу в глаза и чувствовали, что Иисус находится рядом и что Его любовь покрывает нас. Она сказала о том, что знает, что Иисус любит ее и разрешила помолиться за себя, сильно обняв её, я ей говорила о том, что она не одна и Папа на небесах ждёт её дома. Мы продолжали смотреть друг на друга, а она своими иссохшими руками вытирала мои слёзы.

 

После обеда все волонтёры должны провести людей на их спальные места. Я помогла одной женщине сходить в туалет, залезть на кровать и уложить её. Лицо у неё было перекошено от боли, но она просто смотрела на меня. В этот момент, другая женщина позвала меня помочь ей лечь на кровать. Эти люди абсолютно беспомощны, я села возле её кровати, а она смотрела на меня, улыбалась и держала за руку. Она просто хотела держать меня за руку. А я продолжала смотреть в её глаза и говорить, что Иисус с ней и я знала, что она понимает каждое слово. По ней было видно, что ей осталось совсем чуть-чуть.. Время летело незаметно, под конец моей смены я подошла к Триптримистре, к её кровати номер 7, обняла её крепко и понимала, что это был скорее всего последний раз, когда я её видела.

Выйдя из этого дома, моё сердце было сокрушено. Моя молитва лишь о том, что я хочу, чтобы моё сердце сокрушалось тогда, когда сокрушается сердце Бога. Я лежала на полу, лицом вниз и просила лишь об одном: "Иисус я не хочу возвращаться обратно и делать вид, что я этого не видела. Я не хочу жить в своём комфорте, зная, что кто-то стонет от боли и ждёт того, кто просто будет держать его за руку. Я хочу идти глубже, идти с головой, даже порой не чувствуя землю под ногами, полностью доверяя Тебе. Хочу глубже знать Твоё сердце."

 

Хочу чаще смотреть людям в глаза, это совершенно другая реальность, когда ты смотришь в чьи-то глаза.. Они так о многом говорят. Я до сих пор вижу перед собой глаза этих женщин и что-то внутри меня переворачивается, но у них есть надежда, Библия говорит нам в 2 Коринфянам 5:1 "Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный".

 

Насколько глубоко мы желаем идти с Иисусом зависит от нас. Кто-то довольствуется тем, когда находится в воде по щиколотку, кто-то готов погрузиться с головой. Несколько дней назад Бог проговорил в моё сердце о том, что Он любит и тех и других и я что я не должна расстраиваться тогда, когда я хочу идти глубже, а кто-то не хочет. Я не в силах тянуть никого глубже и это не моя ответственность, это делает Иисус, но человек в праве выбрать хочет он этого или нет. Когда ты стоишь и вода по щиколотку, ты можешь контролировать все, ты чувствуешь землю, но чем глубже ты идёшь, тем меньше ты чувствуешь дно под ногами и приходит момент, когда дна больше нет и ты просто в воде и это тот самый момент, когда ты полностью отдаёшь контроль над своей жизнью, своим будущим, своими желаниями в руки своего Творца. Не хочу, чтобы однажды моё сердце сказало: "Хватит, уже довольно.. Достаточно. Я уже видела, я уже знаю". Я хочу ещё больше, потому что наш Бог не имеет границ и в Нем всегда есть больше, глубже, шире и пока ты говоришь: "Я жажду больше", Он будет показывать тебе ещё больше, потому что Он обещал излить на жаждущих.

Моё желание идти ещё глубже, в глубины Его сердца, в глубины Его воли, в глубины нужд Его людей, в глубины Его любви. Мечтаю о том, чтобы не просто нести Его любовь, а быть Его любовью, ведь Бог есть любовь, а мы созданы по Его подобию и чем чаще мы взираем на Него, тем больше мы преображаемся в Его образ.

© Healing By Love, 2019